Первое знакомство сенявина с ушаковым

Адмирал Сенявин (fb2) | КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно

первое знакомство сенявина с ушаковым

Он более не пытался заводить с ними знакомства, решив прожить жизнь без семьи, В первое время генерал относился к своему новому адъютанту с Сколько пришлось быть у Сенявина? — поинтересовался Ушаков. на богомолье в Троицкий монастырь, превратил его в первое место, где он пробовал свои силы не сдавшийся врагу капитан Сакен, легендарный Дмитрий Сенявин и вдохновенный Знакомство состоялось. Утром на палубу. Мессинский пролив соединял море Тирренское с Ионическим. Первое уже Ушаков был старше Сенявина. Ушаков начал, Сенявин продолжил. первом знакомстве с морской средою прямо-таки поразился свойственным ей.

Это был заботливый, но справедливый и суровый командир. Отличало будущего адмирала то, что себя он никогда не жалел, а подчиненных берег и не бросал в необдуманные предприятия.

Каждое действие, связанное с риском для людей, было взвешенно и просчитано до мелочей. Внес Фёдор Фёдорович и свой весомый вклад в строительство неприступного Севастополя. По свидетельствам его современников, Ушаков настолько самоотверженно включился в работы, что порой при недостатке средств передавал собственное жалование и накопления на оплату тех или иных работ.

По прибытии в крепость Екатерина Великая отметила Ушакова среди особо отличившихся офицеров. Русско-турецкая война — гг. Однако решительный взлет по карьерной лестнице начался с момента вступления в войну с Турцией в году. В начале русско-турецкой войны гг. Бой у острова Фидониси г. Тактика талантливого капитана бригадирского ранга была достаточно проста: Умение разгадать намерения неприятеля лишь по некоторым признакам построения и маневрам, мгновенно принять грамотное решение, а также удивительная отвага и отказ от стандартных приемов и методов стали особой чертой, выделявшей Ушакова из ряда других офицеров.

Несмотря на то, что бой у Фидониси не оказал значительного влияния на ход кампании, это была первая победа флота, победа над значительно превосходящими силами противника, имевшая большое психологическое значение.

Однако блистательные действия подающего надежды Ушакова стали основанием для конфликта с командующим Войновичем. Карьеру Фёдора Фёдоровича спасло своевременное вмешательство Потемкина.

В его обращении к императрице указывалось на полную неспособность Войновича организовать успешные действия Черноморского флота, и в то же время акцентировалось внимание на заслугах многообещающего Ушакова. Потемкин высказал свое восхищение остротой ума и способностями Фёдора Фёдоровича, сравнив его с неудачливым Войновичем.

Результат не заставил себя долго ждать, уже в ему присвоено звание контр-адмирала. Личные отношения Потемкина и Ушакова складывались очень хорошо. Двое талантливых и преданных России командиров понимали и уважали друг друга.

Первое знакомство с городом Севастополем (Михаил Лезинский) / Проза.ру

Фёдор Фёдорович в силу своего деятельного характера не мог терпеть различного рода бюрократических проволочек и административной рутины, поэтому был освобожден от ее исполнения приказом Потемкина.

Керченское морское сражение г. После поражения у Фидониси турецким командирам было поручено взять реванш. Корабли Ушак-паши, а именно так прозвали Ушакова турки, было приказано разбить.

Однако серия столкновений, с набиравшим силу русским флотом, показала превосходство Ушакова. Даже превосходящий противник не мог выстоять против молниеносных и нестандартных решений главнокомандующего.

Преимущество контр-адмирала заключалось в отказе от привычных и стереотипных действий и ходов. Турки не могли предугадать замыслов Фёдора Фёдоровича и неизбежно терпели поражение. Имя Ушак-паши гремело уже не только в пределах России, турецкие командиры его откровенно боялись.

Даже превосходство в огнестрельном оружии не могло спасти неприятеля от разгрома, так как Ушаков умело вел бой на очень близких дистанциях и использовал всю возможную артиллерию и орудия. Морской бой в Керченском проливе 8 июля 8 июля года между русской эскадрой под командованием контр-адмирала Ушакова и более сильным и оснащенным турецким флотом капудан-паши Гуссейна состоялось сражение у Керченского пролива.

Назвать боем данное столкновение можно весьма условно, поскольку при обнаружении сил Ушакова, турки спешно и неорганизованно начали отступать. Фёдору Фёдоровичу оставалось лишь перейти в наступление и громить корабли неприятеля. Сражение у мыса Калиакрия г Сражение у мыса Калиакрия 31 июля Сражение у мыса Калиакрия произошло 31 июля г. Соотношение сторон было 2: Как и в предыдущем сражении тактика Ушакова носила активный наступательный характер.

В результате исходное невыгодное тактическое положение Черноморского флота становилось выгодным для атаки. Турецкие корабли были настолько стеснены, что стреляли друг в друга. Вскоре сопротивление турок было сломлено и они, обратились в бегство. Мне поручено командовать сего корпуса авангардом. На другой день русские войска со всем обозом выступили из Дриссы и возобновили отступление.

Барклай-де-Толли с главной армией направился через Полоцк к Витебску, а тысячный корпус графа Витгенштейна повернул на северо-восток, чтобы заслонить противнику дорогу к столице Российской империи.

Основная масса солдат и офицеров с начала войны ещё не видела, как выглядит противник, и потому на первых порах поспешное отступление некоторым представлялось хитроумным маневром, имеющим целью заманить противника в такое место, где можно было бы покончить с ним одним сокрушительным ударом.

Пошли слухи об изменах. Солдаты на чем свет стоит костерили немецких генералов, которым государь вверил их судьбу, судьбу России.

первое знакомство сенявина с ушаковым

Но теперь главной мишенью злословья был уже не Фуль. Теперь больше всех доставалось Барклаю-де-Толли, оставшемуся после отъезда императора в Москву самым главным над армией.

Даже многие генералы неистовствовали против командующего. Багратион, командующий Второй армией, писал начальнику штаба Первой армии генералу Ермолову: Министр Барклай сам бежит, а мне приказывает всю Россию защищать. Гнев на командующего был, однако, напрасен.

Барклай отступал, потому что не мог не отступать. Он боялся потерять армию, он хотел сохранить её до того часа, когда можно было бы вступить в сражение без риска быть полностью уничтоженным. Пока же двойное превосходство в силах. В распоряжении Наполеона была полумиллионная, хорошо вооруженная армия.

Он не оставлял русским никаких надежд на победу в генеральном сражении. В то время как главная армия во главе с Барклаем отступала к Витебску, генерал Витгенштейн, имея под своим началом 25 тысяч человек, суетился у берегов Западной Двины, выискивая удобные позиции для обороны.

Наполеон направил против него маршала Удино, у которого было 28 тысяч человек. По замыслу Наполеона, Удино должен был соединиться с тысячным корпусом Макдональда, осаждавшим Ригу, обойти Витгенштейна с севера, отбросить его к югу и таким образом открыть себе дорогу на Петербург.

Витгенштейн, как полководец весьма посредственный, о намерениях неприятеля, конечно, не знал, но он знал, что нельзя пропустить неприятеля к столице и надобно драться не на жизнь, а на смерть. Потому-то он и искал с таким усердием позицию для будущего сражения. Наконец он остановился между Клястицами и Якубовом, выдвинув вперед, на случай внезапного нападения противника, авангард под начальством генерала Кульнева.

Кульнев не спал уже несколько суток. К тому же при отступлении из Дриссы затерялась повозка с его личными припасами, и он вынужден был питаться из солдатского котла. А в солдатском котле было не очень густо. По чьей-то вине в снабжении войск продовольствием образовались большие перебои. Не хватало не только круп, даже хлеб привозили через день, а то и два. А о мясе и говорить нечего.

И как я только мог про него забыть? Свиридов, собирайся в дорогу. Было девять утра, когда Свиридов поскакал с этой запиской в дорогу, а вечером он был уже снова в лагере, доставив от брата генералу порядочное количество хлеба, ветчины, вяленой рыбы и водки. Кульнев повеселел и тотчас принялся готовить ужин. Ужин получился на славу. Не ужин, а настоящий пир. Хозяин сумел приготовить все самым наилучшим образом.

Все были в восхищении. Впору ещё раз посылай к брату. Впрочем, посылать было уже некогда. На другой день лазутчики донесли о приближении неприятеля. Французы были уже близко, и Кульнев, подняв лагерь, приказал отходить к Клястицам на соединение с главными силами корпуса. Во время отхода Кульнев держал адъютантов подле.

Обратив внимание на то, что Арапов все ещё оставался в своем флотском мундире, спросил сердито: Если доведется умереть, то лучше уж в. Кульнев посмотрел на него продолжительно, но ничего не сказал. С этого момента о гусарской форме более не упоминал. Приехал, как сам объявил, чтобы ещё раз лично отблагодарить адмирала за пожертвование крупной суммы в пользу Первого тамбовского полка, а также пригласить его на губернское дворянское собрание, на котором предполагалось избрать предводителя внутреннего ополчения губернии.

Ушаков принимал гостя в гостиной, куда Федор принес самовар, два чайных прибора и все прочее, необходимое для угощения. В просторной комнате они сидели вдвоем, и их разговору никто не мешал. Поначалу беседа не очень клеилась. Никифоров говорил о пожертвованиях да ополчениях, но чувствовалось, что приехал он не только за.

Ушаков догадывался, что у дворянского предводителя возникли какие-то сомнения относительно хода военных действий против Наполеона и он желал поделиться ими с человеком, более глубоко разбирающимся в военном деле. Из темниковских дворян Никифоровы, пожалуй, были самыми видными. И не только потому, что владели более богатыми поместьями. Они выделялись своей образованностью, тяготением к европейской культуре, имели связи с литературными и музыкальными кругами Тамбова, Пензы, Нижнего Новгорода, Москвы и Петербурга.

Ушакову рассказывали, что двоюродная сестра Никифорова Надежда перевела с французского на русский язык книгу о воспитании девиц, которая была отпечатана в Тамбовской вольной типографии. В Тамбове о нем говорят такое, что язык не повернется повторить. Его обвиняют чуть ли не в измене. Ушаков несогласно покачал головой. Нет, он не может присоединиться к таким обвинениям.

В настоящий момент Наполеон имеет несомненное превосходство в силах и наверняка стремится к тому, чтобы отрезать пути отхода русской армии, навязать ей генеральное сражение, уничтожить в том сражении, а потом без особых помех маршировать к столице России. При нынешнем соотношении сил Барклай, несомненно, прав, что поспешно уводит русские войска из-под удара, на плечах своих тащит Наполеона в глубь России. Для русской армии сейчас нет надежнее союзника, чем огромные русские пространства.

Вступая в эти пространства, Наполеон вынужден будет оставлять позади себя часть войск для защиты коммуникаций и таким образом шаг за шагом ослаблять ударные силы своей армии. Что касается русских войск, то такое ослабление им не угрожает. Для русских сейчас важнее всего, изматывая противника, сохранить армию, выиграть время для её пополнения, дождаться момента, когда чаша весов начнет склоняться на их сторону.

Время работает сейчас на русских, а не на французов. Когда Ушаков высказал все это Никифорову, тот повеселел, начал рассказывать о подъеме патриотических настроений в народе. В Тамбове полагают, что ополченцев наберется до двадцати тысяч.

первое знакомство сенявина с ушаковым

Это же целая армия! Ушаков был более сдержан. А чем его вооружить? Я знаю только, что ружей у нас нет, ружей не могут найти себе даже московские ополченцы. Не с вилами же посылать людей против неприятеля, вооруженного до зубов? Оптимизм Никифорова мгновенно погас.

Он оказался не в состоянии ответить на возникшие вопросы. Надеюсь, вы примете участие? Предводитель уездного дворянства пробыл в гостях более трех часов и уехал очень довольным.

Провожали его всем домом. Без определенной цели, так просто, поговорить по душам После поездки в Борки они ещё не виделись. А с того дня случилось столько событий! В тихую провинциальную жизнь война ворвалась. Интересно было знать, что о сем думает игумен, каково его настроение? Отец Филарет находился на строительстве новой часовни, когда увидел адмирала, выходившего из леса на монастырскую поляну. Обрадовался, послал навстречу сказать, чтобы не прошел мимо, заглянул бы на работу строителей полюбоваться.

А когда Ушаков приблизился, взял его под руку и повел вокруг стройки, не столько показывая, сколько объясняя, какая красивая получится часовня, каким чудесным украшением войдет эта часовня в общий монастырский ансамбль.

  • Book: Сенявин
  • Федор Ушаков – святой адмирал
  • Адмирал Сенявин (fb2)

Ушаков плохо разбирался в том, что ему объясняли, и слушал невнимательно, лишь бы не обидеть игумена. Филарет видел отсутствие в нем внимания, но останавливаться не пожелал, довел осмотр до конца, после чего потащил к одиноко стоявшему огромному дубу поваляться в тени на травке.

Дуб рос у самого обрыва, откуда начиналась речная пойма, заливаемая в весенние половодья водами Мокши. Отсюда хорошо были видны река, а за рекой Темников, тихий, подернутый прозрачной дымкой.

Пока в жару добирался пешком до монастыря, совсем выбился из сил, и прохлада под дубом была ему настоящим исцелением.

Игумен заговорил о войне, спросил Ушакова, что о ней думает. Делая над собой усилие, Ушаков отвечал, что война будет трудной, но верх останется за Россией. В прошлые времена бывали такие, о коих тоже думали, что они антихристы, но думали напрасно.

Именно тогда Синод предложил произносить с церковного амвона проповедь о том, что Наполеон есть предтеча антихриста. Так продолжалось до Тильзитского мира. После того как Наполеон стал союзником русского императора, называть его антихристом стало неразумно, и на проповедь наложили запрет Теперь положение изменилось, Наполеон вновь стал опаснейшим врагом России.

Дело в том, что среди православных нашлись такие, которые нашли в священных книгах предсказание полной победы антихриста, а затем его тысячелетнее благополучное царствование. Перед верующими мог невольно возникнуть вопрос: Игумен, конечно, хорошо знал всю эту историю, но утаил её от Ушакова.

Хотя он и называл себя его другом, интересы церкви были ему ближе. Игумен сделал вид, что не заметил его иронии. А вы своим поступком как бы им это в укор поставили. Они могут вам этого не простить. Тому, кто обгоняет других, приходится бежать в одиночестве, а одиноким всегда труднее.

Последние слова были сказаны Ушаковым так резко, что между собеседниками на некоторое время возникло напряженное молчание. Ушаков отрицательно покачал головой. Он только недавно имел разговор с предводителем темниковского дворянства, тот об этом ничего не.

Он уже сейчас ищет против вас опору, разносит всякие небылицы. Ушаков помолчал, раздумывая, затем ответил: В это время из леса выехали две подводы, по всему, монастырские. Когда стали проезжать мимо, игумен приподнялся и сделал им знак остановиться. Тотчас подошел монах, ехавший с первой подводой. Яиц набрали да деньгами немного Игумен встал, стряхнул с себя соринки, приказал: Не может того быть, чтобы не подали. Народ войной встревожен, а когда народ в тревоге, деньги далеко не прячет.

Бог окупит их подаяния. Ушаков с неодобрением смотрел на. То, о чем говорил Филарет, походило на желание поживиться на народном несчастии. Время ли сейчас думать о строительстве новой часовни, когда идет столь разорительная война?

Петр Великий во время войны со шведами приказывал колокола с церквей снимать да пушки из них лить. А нынешняя война, пожалуй, ещё более опасная, чем шведская.

Вместо того чтобы крохи на часовню собирать, армии помогли бы лучше Ушаков решительно поднялся, выражая намерение отправиться домой.

Мысли об игумене не оставляли его всю дорогу. Увидев адмирала, он на минуту оставил свое дело и подал ему запечатанный сургучом пакет. В пакете оказалось письмо губернского предводителя дворянства Чубарова. А то тащиться в такую жару за столько верст!. Голову на плечах иметь. И, продолжая ворчать, он пошел звать дворовых, чтобы помогли вынести сундук в кладовую, где тот стоял до.

Экипажи богаче один другого. Ленты и колокольчики под дугами лошадей. Глядя на все это, можно было подумать, что дворяне съезжались не по случаю иноземного нашествия, обрекшего Россию на страшные бедствия, а на праздник, подобный тому, какие устраивались в губернских городах в дни коронования монархов.

Вступив в Дом дворянства, приезжие регистрировались у секретарей, после чего расходились по коридорам и комнатам в ожидании собрания. Приехавшим из Темниковского уезда при регистрации говорили: Темниковский предводитель Никифоров встречал своих вместе с секретарем, который вел свой учет прибывших. С двумя орденами и алой лентой через плечо, он был изысканно любезен, каждому протягивал руку: Темниковцы оказались дружны, к десяти часам утра собрались.

Не явился только Ушаков. Только сдается мне, не желает сей адмирал общую линию с нами иметь. Вечно хмурый Веденяпин проворчал: Во всей губернии не найдешь более заслуженного, прославленного мужа, чем. Веденяпин в ответ злобно плюнул и направился к кучке помещиков, имевших свой разговор в дальнем углу.

первое знакомство сенявина с ушаковым

Те, увидев его, не стали продолжать беседу и разошлись, оставив его одного. Веденяпин пользовался в уезде худой славой. После монастырского сидения он немного обмяк, но от телесных наказаний крепостных не отказался. Нам предложено выставить на должность начальника губернского внутреннего ополчения своего кандидата. Какие будут мнения, господа? Дворяне прекратили ходьбу и стали усаживаться. Стараясь занять такое место, чтобы быть на виду.

Однако, усаживаясь, они не спешили вносить предложения. Не так-то легко это, вдруг назвать кандидата Удивительно, но в эти минуты воцарившегося молчания каждый или почти каждый подумал о.

Правда, не все, но есть такие, которым представляется, что они в чем-то способнее, умнее, заслуженнее, чем прочие, и если таковые превосходные качества ещё не признаны за ними, то потому только, что для этого ещё не появились обстоятельства. Для большинства темниковских дворян избрание начальника ополчения представлялось как раз тем самым случаем, когда судьба могла легко поднять их над прочими. Почти каждому из сидевших казалось, что он вполне способен быть начальником ополчения, и потому с тайной надеждой авось случится!

Столь глубокомысленное молчание затягивалось до неприличия. Титов и Веденяпин, словно сговорившись, поднялись с мест: Сей адмирал слишком заносится умом. Сами изволите видеть, даже на собрание приехать отказался. Якобинства в нем. Титов с Веденяпиным переглянулись, потом их взгляды обратились к другим помещикам. И в самом деле, кого предложить? Титов не находил, на ком остановить выбор. Те помещики, которых он знал, не могли отличить шпагу от сабли, не то что командовать.

Из всех собравшихся в этой комнате, пожалуй, только он, Титов, знал военное дело, когда-то даже ротой командовал. Но не станешь же предлагать себя! Вот если бы этот дурак Веденяпин догадался сказать Но сей турок совсем в другую сторону глаза пялит. Не понимаю, зачем нам в таком случае кандидата своего выдвигать? Лучшего начальника ополчения, чем генерал Ахтаров, не найти. Отдадим за него голоса, и дело с концом. А Ушаков нам не надобен, пусть сам по себе живет. В пользу Ахтарова стали высказываться и другие помещики.

Никифоров оказался в трудном положении. Дело в том, что кандидатура Ушакова была им согласована с начальством и его имя уже стояло в избирательных списках, посланных в типографию для набора. Словом, отступать было нельзя, и Никифоров пошел на крайность: Выдвинуть Ушакова просил нас сам губернский предводитель.

Правда, пошумели ещё немного, но потом позакрывали рты. Протестовать против предложения губернского предводителя не осмелился даже Титов. Ежели это так, то нам остается только написать постановление, как того требует порядок. Секретарь обмакнул в чернила перо, придвинул бумагу, и Никифоров стал диктовать: Едва успели поставить подписи, как послышались удары колокола. Все пошли в зал. Зал размещался на втором этаже.

Поднимаясь по лестнице, темниковцы в общем потоке потеряли друг друга, смешались с представителями других уездов, а в зале уселись кто где. Титов оказался рядом с дородным, благообразным с виду господином. Узнав, что этот господин служит в Тамбове и имеет важный чин, обрадовался, стал расспрашивать его об Ахтарове, явился ли он на собрание. Титов поднялся и стал искать глазами генерала. Он увидел его. Ахтаров, увешанный орденами и лентами, резко выделялся из прочих дворян.

В ту минуту, как Титов смотрел на него, он, видимо почувствовав к себе всеобщее внимание, встал с места, повернулся лицом к залу и трижды поклонился в разные стороны. В ответ раздались негромкие рукоплескания.

Собрание началось с выступления губернского предводителя. То была обычная патриотическая речь. Кончил же оратор тем, что призвал тамбовское дворянство помочь щедрыми пожертвованиями создать крепкое внутреннее ополчение, как повелевается высочайшим указом, и избрать начальника сего ополчения из среды губернского дворянства.

После губернского предводителя один за другим стали выступать предводители уездные. Они сообщали о своих кандидатах в начальники, не жалея красок для расхваливания их достоинств. Меньше всех говорил Никифоров. Сказал, что темниковцами выдвигается всему миру известный адмирал, кавалер многих российских и иностранных орденов Федор Федорович Ушаков, и больше ни слова.

А что ещё говорить? Кандидатура сия не нуждалась в хвалебных отзывах. Ушакова и без того все знали. Словом, поведение Никифорова всем понравилось, и когда он стал сходить с трибуны, раздались аплодисменты.

Захлопал в свои пухлые огромные ладони и сосед Титова. От его хлопка Титова всего покоробило. Мы живем с ним почти рядом, и я знаю, какой он худой дворянин. После выступлений уездных предводителей объявили перерыв. Собрание, разбиваясь на маленькие кучки, стало растекаться по коридорам, многочисленным залам, где появились столы с яствами и даже шампанским.

первое знакомство сенявина с ушаковым

Дом загудел как улей. Там, в зале, о кандидатах говорили только предводители, а тут, возле столов, каждый был волен говорить о них все, что. Обсуждая достоинства кандидатов, иные горячились, вступали в спор. А были и такие, которые переходили от компании к компании и спрашивали, за кого лучше голосовать.

Таких Титов старался склонить на свою сторону.

Петр 1 - художественный фильм, 1 и 2 серия, 1937 г.

Я лично буду голосовать за. Ушакова я знаю лучше, чем кто-либо, потому что он мой сосед. Как перед Богом говорю, худой дворянин. Настоящий якобинец он, так и норовит дворянству русскому худое учинить. Голосование проходило поздно вечером, а когда закончили подсчет голосов, уже наметился рассвет. Многие, утомленные не столько длительной процедурой выборов, сколько неумеренностью в потреблении шампанского, спали, сидя на стульях.

У губернского предводителя под глазами обозначились темные полукружья, и ему стоило немалых усилий руководить собранием до конца.

Итоги голосования оказались такими: Больше Ушакова не смог собрать голосов ни один кандидат. Титов не стал дожидаться закрытия собрания. Услышав результаты голосования, он незаметно вышел из зала и направился будить своего кучера. Он уехал из Тамбова ещё до восхода солнца. Ушаков в это время сидел на крыльце и грел на солнце ноги. Увидев гостей, он быстро обулся и пошел им навстречу. Никифоров представил ему своих спутников.

Вы избраны начальником над внутренним ополчением губернии. Ушаков пригласил гостей в дом. Едва он закрыл за ними дверь, как надворный советник Сумароков, на правах старшего депутации, вручил ему постановление дворянского собрания, сопроводительное письмо губернского предводителя Чубарова, копию с баллотировочного листа, после чего низко поклонился и замер в почтительном ожидании, словно находился не в гостиной отставного адмирала, а в приемной самого императора.

Ушаков предложил гостям стулья, расставленные у стен, сам подсел к столу, чтобы в их присутствии ознакомиться с принятыми документами. Лицо адмирала не выражало ни радости, ни огорчения. Казалось, бумаги, как и устное сообщение, совершенно не тронули. Он читал их с безучастным выражением, читал медленно, как бы с неохотой, то и дело поправляя сползавшие с носа очки. В ожидании, когда Ушаков кончит читать, Никифоров с секретарем тихо переговаривались между собой, в то время как старый князь и надворный советник, намного уступавший ему летами, с любопытством оглядывали комнату, в которой сидели.

Их поражала скромность, даже бедность обстановки. Стол да стулья, да ещё посудный шкаф, да ещё цветочные горшки на подоконниках В Тамбове у многих обывателей дома куда богаче обставлены. Наконец Ушаков кончил читать, снял с носа очки и положил их на бумаги, отодвинутые на середину стола.

Однако я не смогу, к сожалению, воспользоваться столь высоким доверием. Одряхлел я, болезни меня замучили. Возражая Ушакову, представители губернского собрания теперь уже заговорили наперебой.

Ушаков не выдержал и нетерпеливо прервал: После столь решительного предупреждения продолжать уговоры уже не имело смысла. Потом, смирившись, надворный советник заныл: Как оно на меня посмотрит? Потемкин всячески выдвигал и отмечал его, и после внезапной смерти Мекензи, при новом начальнике Войновиче, Сенявин сделался фактически главным распорядителем дел в Севастополе. Блестящее исполнение ряда боевых заданий во время войны доставило Сенявину очень почетное положение и в Петербурге, куда он был отправлен Потемкиным к Екатерине с донесением о победе, одержанной над турками в июле г.

Но именно после Калиакрии произошли первые недоразумения. В приказе от 7 апреля г. Ушаков, ставший уже командующим корабельной эскадрой, укорял Сенявина в невыполнении им его приказания об откомандировании на вновь построенные корабли в Херсон и Таганрог вполне здоровых матросов.

Произошла резкая ссора между знаменитым адмиралом и Сенявиным. Неприятности назревали уже. У обоих характер был вспыльчивый. Но благородство, доброта, бескорыстный патриотизм, львиная храбрость были свойственны им обоим, и ссора между ними не могла быть и не была сколько-нибудь серьезной.

В данном случае формально кругом был виноват резкий на язык Дмитрий Николаевич. Он наговорил дерзостей Ушакову, а тот в сильнейшем раздражении повел дело официальным путем, подав жалобу князю Потемкину. Потемкин любил я жаловал их обоих. Но он понимал, что совершенно непозволительное поведение Сенявина, если сколько-нибудь ему мирволить, может нанести тяжкий удар дисциплине.

Ссора между двумя благороднейшими людьми, высокоталантливыми и геройски храбрыми военачальниками не могла быть продолжительной. Сенявин извинился перед Ушаковым, и наступило полное примирение. Внезапная смерть пятидесятидвухлетнего Потемкина явилась большим ударом не только для Ушакова, но и для Сенявина. Мелкая душа и бюрократический, совсем неспособный к широким взглядам ум Н. Мордвинова, который командовал Черноморским флотом после Потемкина, не мирились с явным, подавляющим превосходством Ушакова.

Мордвинов явно завидовал герою Калиакрии, его громкой славе в Черноморском флоте. Сенявин был совсем в другом положении, он еще находился в слишком скромном служебном ранге, и не так громка еще была его репутация, чтобы Мордвинов мог видеть в нем конкурента.

Его непосредственным начальником оставался в эти годы вице-адмирал Ушаков, который все более и более высоко ценил ум, энергию, оперативность своего подчиненного. Когда в г. Сенявин, кстати, принимал в свое время прямое участие в постройке этого корабля. Подойдя к Ионическим островам и обстоятельно ознакомившись с условиями предстоящей борьбы, Ушаков нашел, что, если не считать.

Корфу, завоевание которого должно было быть финалом, самым трудным делом являлось занятие острова Св. Сенявин произвел высадку на остров Св. Русские начали обстрел крепости, продолжавшийся с перерывами около двух недель. В плен был взят французский гарнизон численностью в человек со всей артиллерией 4 большие мортиры, 55 пушек и боеприпасами.

Ушаков, прибывший к острову как раз в день его сдачи, был очень доволен действиями Сенявина. В донесении императору Ушаков писал: До конца экспедиции Ушакова Сенявин выполнял самые ответственные поручения.

Первое знакомство с городом Севастополем

В конце декабря г. В часы смертельной опасности он проявил изумительную распорядительность, искусство и силу духа при совсем, казалось бы, безнадежном положении. Экспедиция Ушакова закончилась в г.

Отличившийся Сенявин был назначен начальником Херсонского порта. Состоя в этой должности, Сенявин получил в г. Начало средиземноморской экспедиции Цели русской восточной политики, как они определились к концу XVIII и к началу XIX столетий, диктовались такими условиями, которые не тогда начались и не тогда окончились.

Основная экономическая и политико-стратегическая цель после всех побед над турками достигнута не была: Безопасность русского Причерноморья находилась под постоянной угрозой и в прямой зависимости от всех колебаний политики Турции и ее возможных союзников — Англии и Франции.

Материальные интересы русских помещиков и купцов-экспортеров были затронуты в первую очередь. Таким образом, прямое требование охраны этой южной границы, хуже всего защищенной из всех русских границ, диктовало политику особой зоркости по отношению к Турции. У русского правительства, таким образом, было более чем достаточно серьезных мотивов постоянно возвращаться мыслью к вопросу об охране своих экономических и политических интересов на Черном море, и русская дипломатия долгие годы не могла забыть внезапной турецкой агрессии г.

Последовавший затем поход Бонапарта в Египет и приготовления к покорению Сирии и Палестины показали Турции, что дело этим не ограничится и что речь идет о возможном в будущем уже прямом нападении на Константинополь и о конце Оттоманской державы.

Войны революционные окончательно отошли в прошлое еще при Директории. Наступала эра захватнических войн Наполеона в интересах крупной французской буржуазии, которой он служил. Место России в предстоящей борьбе предуказывалось ее прямыми интересами: Взаимный интерес привел к союзу России с Турцией, к которому примкнули Англия и Неаполитанское королевство.

Святой праведный воин Феодор Ушаков (†1817)

Великий русский флотоводец Ушаков отобрал у французов Ионические острова и освободил их греческое население, несмотря на коварное и даже не особенно искусно скрываемое противодействие англичан.

Мир между Францией и Россией был заключен еще за несколько месяцев до смерти Павла и подтвержден в г. Но восточные дела продолжали беспокоить русскую дипломатию. А вскоре еще больше тревоги стала внушать неслыханная агрессивность н необузданная захватническая политика французского победителя. Каждая новая агрессия Наполеона в Италии н германских странах в эти годы — увеличивала опасность для России.

Вместе с тем непрерывные успехи захватнической политики первого консула а с г. Конечно, о союзе с Францией, о чем так усердно говорили в последние месяцы жизни Павла, не могло быть и речи, но не усматривалось до поры до времени и причин к обострению отношений. Однако и в те времена государствам было очень нелегко долго оставаться нейтральными. Нужно было выбирать между основными группировками воюющих стран.

Иногда та или иная группировка при случае прибегала даже к угрозам, чтобы привлечь на свою сторону новых союзников. Австрия после тяжких поражений принуждена была просить у Наполеона мира, Пруссия временно спасалась полной покорностью французам; итальянские государства в большинстве своем тоже покорялись воле Бонапарта; германские государства обнаруживали полную покорность, и французский властелин распоряжался в Германии, как у себя дома.

Такое резкое нарушение политического равновесия казалось русскому двору определенно опасным. Вильям Питт Младший, направлявший внешнюю политику Англии, сулил России помощь и флотом и щедрыми субсидиями, если она выступит против Франции.

Арест французскими жандармами члена династии Бурбонов герцога Энгиенского на баденской территории, увоз его в Париж и казнь по приговору военно-полевого суда — все это создавало при европейских монархических дворах настроение, ускорившее создание давно ими замышленной третьей коалиции. Но, еще формально не вступая в коалицию, русская дипломатия решила готовиться к борьбе против планов Наполеона, стремясь побудить Турцию отойти от союза с Францией и войти в союзные отношения с Россией, предоставив ей возможность укрепиться в восточной части Средиземного моря.

Прежде всего решено было использовать Ионические острова, находившиеся в фактическом обладании России в результате победоносной экспедиции Ушакова в — гг.

А как притом знатные приуготовления, чинимые в разных пунктах Италии, и готовность флота Тулонского к отплытию с немалым корпусом десантных войск утверждают доходящие до нас сведения о видах первого консула на Ионические острова и области турецкие со стороны Адриатического и Белого моря и поелику в политической системе Россиею признано необходимым препятствовать всеми силами разрушению Оттоманской империи по многим соображениям, а наипаче по бессилию, в коем ныне оная находится, и которое соделывает ее соседом, для России безопасным, а потому наилучшим, то и принята здесь решимость тому соответственная, вследствие коей назначены к отправлению на Ионические острова в подкрепление находящегося там малого корпуса войск наших для внутреннего токмо устройства и охранения, еще двенадцать батальонов инфантерии и две роты артиллерийские Сенявин, произведенный 16 августа г.

Приняв Республику семи соединенных островов под особенное покровительство мое и желая изъявить новый опыт моего к ней благопризрения, почел и за нужное при настоящем положении дел Европы усугубить средства к обеспечению ее пределов.

Поелику же республика сия по приморскому местоположению своему не может надежнее ограждаема быть как единственно, так сказать, под щитом морских сил и военных действий оных, то по сему уважению повелел я отправить туда дивизию, состоящую из пяти кораблей и одного фрегата, и тем усилить ныне там пребывающее морское ополчение наше.

Вверяя все сии военные, как морские, так и сухопутные силы вашему главному начальству для руководства вашего, признал я за нужное снабдить вас следующими предписаниями: На эскадре находилось рядовых, нестроевых, 22 штаб-офицера, 97 обер-офицеров и 50 гардемарин. Плавание шло благополучно, но довольно медленно.

Только 5 октября эскадра вступила в Северное море, а 9-го корабли бросили якорь на Спитхэдском рейде в Портсмуте. Счастливо ускользнув от встречи со специально посланной против Сенявина французской эскадрой, русские корабли 14 декабря благополучно достигли Гибралтара и 19 числа того же месяца подошли к британскому флоту, которым командовал в этот момент лорд Коллингвуд. Побывав в Кальяри, а затем в Мессине, Сенявин привел свою эскадру 18 января г.

Прежде всего выбор якорных стоянок на этом долгом пути вокруг всей Европы был ограничен. Достаточно прочесть тот же рескрипт Сенявину от 31 августа, чтобы понять, до какой степени трепетали прибрежные державы перед Наполеоном, который мог разгневаться на гостеприимство, оказанное русским судам. В Швецию не заходить: В Пруссию не заходить: Словом, только Англия и Дания могут дать пристанище в случае нужды3.

Русские войска генерала Анрепа, давно ждавшие Сенявина, поступили в полное его распоряжение. Вот что говорит очевидец и соучастник о силах, которыми в момент прибытия на остров Корфу располагал Сенявин: Все военные суда в знак вступления под начальство Сенявина спустили белый и подняли красный флаг. Между тем, как. Число сухопутных войск, поступивших под команду вице-адмирала Сенявина, простиралось до 13 тысяч, состоящих из следующих полков: Сибирский гренадерский полк, с генерал-аншефом Ласси, прежним главнокомандующим, и генерал майором Анрепом, вскоре отправился в Россию.

Морскую силу, кроме 5 кораблей, фрегата и 2-х бригов, пришедших из Кронштадта, составляли следующие корабли: Весь флот состоял из 10 линейных кораблей, 5 фрегатов, 6 корвет, 6 бригов и 12 канонерских лодок. На всех сих судах матросов, морских солдат и артиллеристов и пушки. Сверх оных, взято от французов: В Корфу Сенявина, через некоторое время после его прибытия, ждал неожиданный сюрприз, не первый и далеко не последний из тех, какие ему суждено было пережить в эту долгую экспедицию.

Пока он скитался по океану и трем морям между Кронштадтом, откуда он снялся с рейда 10 сентября г. Началась и окончилась война третьей коалиции против Наполеона, разразилась страшная Аустерлицкая битва 2 декабря г. По-видимому, в первый момент царю казалось все до такой степени потерянным в этой несчастной войне, что он уже 14 декабря г. Но тут французы сразу же натолкнулись на упорное противодействие со стороны славянского городского населения, которое решило ни в коем случае не впускать французов.

Однако у Лористона силы были значительные: Не могло быть и речи о том, чтобы городское население предприняло борьбу без посторонней поддержки. Помчались гонцы в Цетинье. Экономические и политические интересы, культурные связи и симпатии давно связывали черногорцев со славянством побережья и с великолепной торговой Каттарской бухтой. В Цетинье немедленно решено было начать действовать.

Верховный правитель и глава церкви Черногории Петр Негош уже 27 февраля г. На этом собрании черногорцы решили отправить Петра с отрядом в виде тысячи человек в помощь Боко-ди-Каттаро.

Русский комиссар в Цетинье Санковский объявил населению, что он безотлагательно даст знать адмиралу Сенявину, стоящему с русской эскадрой в Корфу, обо всем, что происходит. Сенявин не терял ни минуты времени, и уже 28 февраля капитан Белли высадил на берег вблизи Боко-ди-Каттаро отряд русской морской пехоты6.

Владыка Петр явился туда со своим двухтысячным воинством. Торжественное соединение русского и черногорского отрядов произошло под самыми стенами города. Черногорский вождь произнес при этом следующую речь: Наши русские братья соединяются с нами в братской общности.

Пусть никогда эта великая минута не исчезнет из вашей памяти! Раньше, чем я освящу эти знамена, клянитесь защищать их до последней капли крови! Петр и Белли тут же заняли все форты. Этот владыка, Петр Негош, играл в то время роль как главы церкви, так и верховного вождя и правителя своего небольшого, но необычайно воинственного народа. Очень хитрый, топкий политик и храбрый воин, Петр поставил своей твердой целью сохранение полной самостоятельности своего народа.